Теория частей речи в контексте философских и логических учений Parts of Speech theory in the context of the philosophical and logical studies

Please download to get full document.

View again

All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
 17
 
  Теория частей речи в контексте философских и логических учений Parts of Speech theory in the context of the philosophical and logical studies
Share
Transcript
   Ярославский   педагогический   вестник    –    2010 – №  4 – Том  I ( Гуманитарные   науки )  ____________________________________________ © Лукин   О . В ., 2010 О .  В .  Лукин   174 ФИЛОЛОГИЯ    __________________________________________    УДК 81’366;81–11 О . В . Лукин   Теория   частей   речи   в   контексте   философских   и   логических   учений   Статья   посвящена    рассмотрению   влияния   философии   и   логики   на   теорию   частей    речи . В   статье    рассматриваются   основ - ные   философские   понятия   как   контекст    развития   теории   частей    речи . Проводится   анализ   взаимосвязи   логических   и   языко - вых   категорий   в   парадигме   истории   языкознания   и   намечаются   перспективы   исследования   теории   частей    речи   в   контексте   современного   знания   о   человеке   как   носителе   языка . Ключевые   слова :   теория   частей    речи , история   языкознания , философия , онтология , гносеология , логика , категории . O. V. Lukin   Parts of Speech theory in the context of the philosophical and logical studies This article considers influence of philosophy and logic on the Parts of Speech theory. The author treats the main philosophical notions as a background for the development of the Parts of Speech theory. He studies interrelations between logical and linguistic categories in the course of historical development of linguistics and suggests ways of prospective investigations of the parts of speech theory based on modern knowledge of a man as a language user. Keywords:  parts of speech theory, history of linguistics, philosophy, ontology, gnoseology, logic, categories. Становление   и    развитие   теории   частей    речи   всегда   было   историей   того   влияния , которое   ока - зывала   философия   как   наука   наук ,    мать   наук  ( см . [15, с . 430]) на   языкознание , и   отражением   фило - софских   школ   и   направлений , представленных   в   соответствующий   период   времени . Применение   к   языку   критериев   философии   и   логики   продолжа - лось   по   меньшей   мере   до  XIX века . Еще   в  XVIII веке   грамматические   особенности   языка   нередко , хотя   и   не   всегда , определялись   в   философских   терминах ,  различия   между   языками   игнорирова - лись , все   описания   втискивались   в    рамки   латин - ской   грамматики  [3, с . 22]. Зависимость   языкознания   от   философии   на - столько   привычна   и   традиционна , что   к   автори - тету   философии   нередко   прибегают   для    решения   лингвистических   проблем , используя   при   этом   философский   понятийный   аппарат . В   истории   частеречной   проблематики   постоянно   сменялись   периоды , отличавшиеся   своими   отправными   идеями , продиктованными   соответствующей   фи - лософской   и   общественной   парадигмой . Фило - софская   составляющая   проблемы   частей    речи   не   утратила   своего   значения   и   сейчас , хотя   и    рас - сматривается   в   ином   научном   контексте . Противопоставление   в   частеречных   теориях   понятий   « априори »   и   « апостериори »   стало   осо - бенно   актуальным   в   эпоху    рационализма . Несо - мненность   и   самоочевидность   доопытных   зна - ний   заложена , по   мнению    рационалистов , в   чело - веческом   интеллекте . С   этих   позиций   понятна   идея    рациональной   грамматики   как   грамматики   вообще , врожденной   и   независимой   от   отдель - ных   языков . Рациональная   грамматика   и   части    речи    рассматриваются , таким   образом , как   апри - орные   явления , из   чего   следовало , что   не   сущест - вует   и   не   может   существовать   объективных   кри - териев   классификации   частей    речи . При   апосте -  риорном   подходе   критерии   классификации   выяв - ляются   лишь   тогда , когда   достигнуты   ее   первые    результаты : классификация   начинается   с   того , что   сначала   определяются   связи   сравниваемых   языков   по   сходству   в   отношении   как   можно   большего   количества   признаков , затем   на   основе   матрицы   коэффициентов   сходства   устанавлива - ются   сами   классы  ( ср . "Objektive Kriterien, um die Zahl der Kriterien zu bestimmen, gibt es nicht, und   Ярославский   педагогический   вестник    –    2010 – №  4 – Том  I ( Гуманитарные   науки ) Теория   частей    речи   в   контексте   философских   и    логических    учений   175man muß sie deshalb a posteriori festlegen, nachdem man die ersten Resultate erzielt hat" [10, с . 37]). Взаимоотношения   эмпирического   и   теоре - тического  – это   не   только   отношения   стадий    развития   науки , но   и   отношения   форм   научного   познания , структурных   компонентов   и   уровней   научного   знания . Теоретическая   лингвистика   не   может   быть   только   прескриптивной   дисципли - ной , каковой   она   стала   в   свое   время   с   легкой    ру - ки   модистов . Дескриптивисты   определяют   части    речи   по   их   форме , но   никогда  – по    реальным   или   воображаемым   значениям , либо   по   заранее   наме - ченной   схеме  « универсальной   грамматики ». В   плане   отношения   эмпирического   и   теорети - ческого   история   теории   частей    речи   вполне   зако - номерно   проходит    ряд   этапов , основным   крите -  рием    разграничения   которых   является   отношение   к   аристотелевским   категориям . Появление   и   обоснование   теории   частей    речи   в   античной   фи - лософии   было    развитием   учения   Аристотеля   о   категориях   на   примере   древнегреческого   языка . Перенос   этой   теории   на   латинский   язык , а   затем   ее   догматизация   на   протяжении   многих   и   многих   столетий  ( вплоть   до   конца   Средних   веков ) стало   вторым   этапом . Столкновение   языковой   эмпирии   многих   и   многих   языков   и   старой , по   сути   своей , философской   теории   оказалось   весьма   трудным , третьим   этапом   в    развитии   теории   частей    речи . Этот   этап   протекает   перед   нашими   глазами . Сущность   его   состоит   в   неудовлетворенности   старой , традиционной   теорией   частей    речи   и , вместе   с   тем , невозможности   противопоставить   ей   что - либо , сопоставимое   по   обоснованности   и   признанности . В   истории   частеречной   теории   категории   де - скриптивного   и   прескриптивного , с   одной   сто -  роны , и   эмпирического   и   теоретического , с   дру - гой , взаимосвязаны . Так , грамматисты -  рационалисты   считали   современные   им   живые   языки   Европы    результатом  « языкового   упадка » древних , а   поэтому   более   совершенных , форм   и   считали   себя   вправе   предписывать   языку   вы - мышленные   правила , выведенные   на   логических   основаниях  [3, с . 23]. На   протяжении   значитель - ного   периода   истории   изучения   языка   в   его   арсе - нале   находились   лишь   философские   инструмен - ты , а   сами   исследователи   языка , начиная   со   схо - ластов , видели   своей   задачей   не   исследование   живого   языка , а   догматизацию   философских   за - конов , установленных   античными   мыслителями , и   на   их   основе   предписание , как   следует   пра - вильно   говорить   и   писать .   Одним   из   наиболее   важных   аспектов   часте -  речной   проблематики   является   связь   формы   и   содержания   языковых   явлений . Именно   фор - мальную   и   содержательную   точки   зрения   тради - ционная   грамматика   постоянно   смешивала  (brachte durcheinander, verwechselte und vermischte). Традиционные   части    речи   во   многом   служат   еще   свидетельством   универсальности   содержательно - ориентированного   описания   язы - ка , с   другой   стороны , они   должны   стать   инстру - ментом   формального   анализа   в   грамматических   описаниях    различных   языков . Постановка   вопро - са   о   приоритете   либо   формальных , либо   содер - жательных   признаков   частей    речи   некорректна , так   как   форма   и   содержание   языковых   единиц   существуют   в   диалектическом   единстве   как   ма - териальное   и   идеальное . С   момента   своего   воз - никновения   теория   частей    речи    рассматривала   феномен  « части    речи » не   с   формальной , а   с   со - держательной  ( логической , онтологической , гно - сеологической   и   др .) точек   зрения . Наложение   на   содержательные   критерии   формальных   привело   к   тому , что   нередко   называют   смешением   крите -  риев   классификации , а   по   сути   является   смеше - нием   формы   и   содержания   языковых   явлений . Взаимодействие   формы   и   содержания   языко - вых   единиц , в   том   числе , и   частей    речи ,  реле - вантно   для   их   исследования   и   классификации . Анализируя   подходы    ряда   типологов  ( см . [12; 17; 16]), занимающихся   исследованием   универсаль - ных   языковых   категорий , К . Кноблох   считает   предубеждением , будто   определенное   соответст - вие    различных   по   форме   и   структуре   языков   в  « категориях   мыслимого » или   в   частях    речи   дает   возможность   грамматического   сравнения   языков . Если   бы   мыслимое   было   предопределено   языко - вой   формой   строго   в   одном   отдельно   взятом   язы - ке , то   едва   ли   был   возможен   перевод   на   другой   язык , имеющий   какой   бы   то   ни   было   смысл . Так , возможность   в   определенной   степени   адекватно - го   перевода   подтверждает , что   существуют   надъ - языковые   эквивалентности   мыслимого , а   слож - ность   перевода , содержащего   все   смысловые   от - ношения   исходного   текста , доказывает , что   зна - чимости   лексем   и   конструкций   в    речи   одного   от - дельно   взятого   языка   зачастую   примысливаются  ( ср . "Allein die Unterstellung, es gebe eine gewisse Übereinstimmung der form- und strukturverschiede-nen Sprachen in den "Kategorien des Gemeinten" ... oder in den "partes orationis" ... erlaubt ja den grammatischen Sprachvergleich. Wäre auch das  Gemeinte  (und nicht nur das von den lexikalischen und grammatischen Kategorien  Bezeichnete, nach   Ярославский   педагогический   вестник    –    2010 – №  4 – Том  I ( Гуманитарные   науки ) О .  В .  Лукин   176der Terminologie von Koschmieder) strikt einzel-sprachlich präformiert, so könnte es eine sinnvolle Übersetzung kaum geben. So belegt die  Möglichkeit  des (einigermaßen) adäquaten Übersetzens, daß es sprachübergreifende Äquivalenzen des Gemeinten gibt, und die  Schwierigkeit  einer alle Sinnbezüge des Ausgangstextes erhaltenden Übersetzung belegt, daß man oft auch die einzelsprachlichen "valeurs" der Lexeme und Konstruktionen mitmeint  in der Rede" [13, с . 12]). В   основе   частеречных   концепций   лежат   осо - бенности   языкознания , имеющие   как   онтологи - ческие , так   и   гносеологические   корни . Идеали - стические   построения   онтологии   Платона   пред - восхитили   не   только   само   появление , но   и   мно - гие   противоречия , присущие   теории   частей    речи . Бытие   по   Платону   не   материально , бытие  – это   совокупность   умопостигаемых   форм , идей  [5, с . 458]. Учение   Платона   об   идеях , отражением   ко - торых   является   окружающий   мир , стало   перво - причиной   такого   кардинального   противоречия   в   частеречной   теории , как   смешение   онтологиче - ского   и   гносеологического . Со   времен   Платона   частеречная   теория   зани - малась   обсуждением   и   вопросов   гносеологии . Написанные   античными   философами   граммати - ки   древнегреческого   послужили   прообразом   для   описания   национальных   языков , наметив   тен - денцию   к   выявлению   универсальных   свойств   человеческого   языка . С   гносеологических   пози - ций   проводился   и   анализ   содержания    речи  ( суж - дения , предложения ). Любое   суждение   обяза - тельно   состоит   из   предмета   сообщения   и   собст - венно   сообщения . « Логос », « онома » и  «  рема » у   Платона   и   Аристотеля  – это   и   есть   суждение , предмет   и   сообщение , и   лишь   потом  – предложе - ние , имя   и   глагол . Гносеологический   анализ   и   привел   вначале   к   противопоставлению   двух   час - тей    речи  – имени   и   глагола , а   выделение   и   описа - ние   остальных   стало   производным , вторичным  ( ср . [8, с . 134–137]). Связь   частеречной   проблематики   с   логикой   имеет   самое   немаловажное   значение , так   как   вся   история   этой   проблематики    разворачивалась   на   фоне   взаимоотношений   между   логикой   и   языко - знанием . Связь   языкознания   с   логикой   изначаль - на : сам   термин  « логика » обозначал   словесное   выражение   мысли , черты   сходства   и    различия   логических   и   грамматических   структур   всегда   были   предметом   изучения    разных   школ   логики  [1, с . 273]. Грамматические   категории   частей    ре - чи   и   логические   категории   находятся   между   со - бой   в   отношениях , которые   никак   не   сводятся   к   отражению   последних   первыми . В   истории    раз - вития   европейской   языковедческой   традиции   с  VI в . н . э . непосредственно   с   логикой   были   свя - заны   три   этапа   из   четырех . Первый  (VI–XII вв .) был   периодом   появления   схоластической   логики , когда   грамматика   стала   ее   вспомогательной   дис - циплиной . Во   второй  (XIII–XIV вв .) грамматика   становится   частью   философии   и   ключом   к   пони - манию   природы   человеческого   мышления , имен - но   тогда   и   возникает   логико - грамматическая   школа  « модистов ». В   четвертый , «  рационалисти - ческий » период  (XVII–XVIII вв .), декартовская    революция   заставила   филологов   искать   новые   логико -  рационалистические   принципы   исследо - вания   языка  [4, с . 146]. Такой   значительный   отре - зок   времени , столь   тесно   связанный   с   логикой , оказал   влияние   на   дальнейшее    развитие   как   язы - кознания   вообще , так   и   частеречных   теорий   в   частности . Однако   статическое   отождествление   грамматики , онтологии   и   логики   в   мышлении    рационалистов , приведшее   к   концепции   универ - салий , встретило   противодействие   со   стороны   историко - генетического   мышления   в  XIX веке . Классическая   двухвалентная  ( аристотелев - ская ) логика   с   ее   тремя   директивными   аксиомами   выражает   цели   как   мышления , так   и   определен - ного   языковедческого   сознания . Как   предметная   логика , она   ориентируется   только   на   изобрази - тельную   функцию   языка , поэтому   вынуждена   вступить   в   конфликт   с   лексикой   и   грамматикой   естественных   языков . Конфликт   формальной   ло - гики   с   лексикой   и   грамматикой   отдельных   языков   нашел   свое    решение   в   трех   основных   направле - ниях . Первое , представленное   грамматикой   Пор - Рояля , пыталось   так   преобразовать   лексику   и   грамматику   естественного   языка , чтобы   они   лучше   соответствовали   принципам   классической   логики . Второе   направление  (XVII–XVIII вв .) стремилось   создать   универсальный   язык   науки . Третье  ( Новое   время ) обозначало   логические   от - ношения   особыми   нотационными   знаками  [14, с . 182]. В   историческом   плане   критика   логических   основ   грамматики   привела   к   четкому   отграниче - нию   языковых   и   логических   категорий   друг   от   друга , что   позволило   анализировать   языковые   формы   без   оглядки   на   категории   логики   и   вы - двинуло   на   передний   план   морфологию . Многочисленные   непоследовательности   в   теории   частей    речи   во   многом   восходят   к   поня - тию  « категория ». « Категории » традиционной   эмпирической   грамматики  – это   общепринятые   понятия , которые   смешиваются   с   классами   слов  ( частями    речи ) и   устанавливаются   на   неоднород -   Ярославский   педагогический   вестник    –    2010 – №  4 – Том  I ( Гуманитарные   науки ) Теория   частей    речи   в   контексте   философских   и    логических    учений   177 ных   основаниях   при   одновременном   использова - нии    различных   критериев . Современное   состоя - ние   частеречной   проблематики   не   в   последнюю   очередь   зависит   от   состояния   современной   гно - сеологии , ставящей   перед   собой   иные   задачи , нежели   во   времена   Аристотеля , и   не   стремящей - ся   к   созданию   своей   системы   категорий  ( ср . [2, с . 114]). Но   как   античная   теория   частей    речи   поя - вилась   в    рамках   аристотелевских   категорий  (  рав - но   как   и   наоборот ), так   и   теория   частей    речи   на   современном   этапе   взаимосвязана   с   современной   эпистемологией . Определенную    роль   в    развитии   частеречной   проблематики   сыграли   категории   И . Канта   и   Г . Гегеля ,   сложившиеся   в    рамках   философии   идеализма , что   предопределило   особенности   свя - занных   с   ними   частеречных   теорий . Кантианские   категории  – качество  (  реальность , отрицание , ограничение ), количество  ( единство , множество , цельность ), отношение  ( субстанция   и   свойство , причина   и   действие , взаимодействие ), модаль - ность  ( возможность   и   невозможность , действи - тельность   и   недействительность , необходимость   и   случайность ) – представляют   собой   неизмен - ные   формы   мышления , упорядочивающие   чело - веческий   опыт . Категории   Гегеля  – бытие  ( каче - ство , количество , мера ), сущность  ( основание , явление , действительность , к   которой   относились   субстанция , причина   и   взаимодействие ), понятие  ( субъект , абсолютная   идея , объект ) – представ - ляют   порождение   абсолютной   идеи  [9, с . 251].  Части    речи   необходимо    рассматривать   в   ши -  роком   контексте   их   системных   взаимосвязей   со   всем , что   касается   изучения   человека   как   носи - теля   языка . Важную    роль   в   теории   частей    речи   играет   анализ   проблемы  « высказывание »   и  « ситуация » . Теория   частей    речи   непосредствен - но   связана   с   проблемами , касающимися   общих   принципов   концептуализации   действительности   и   вопросов   онтологии , понятий  « мир », « ситуа - ция » в   философском , логическом   и   лингвистиче - ском   аспектах , форм   их   проявления   в   языке , осо - бенностей   восприятия   и   фактора   знания   о   дейст - вительности   в   формировании   высказывания   и   его   связи   с   ситуацией  ( миром ), вопросов    референции   предложения , его   компонентов   и   производных   от   него   имен   и   конструкций , проблемы   истинности   высказывания   и   вопросов   тождества . При   таком   подходе   все   факторы   языка   трактуются   как   сред - ства   концептуализации   мира   в   установлении   но - менклатуры , структуры   и   способов   связи   онтоло - гических   объектов . В   качестве   главной   языковой   формы   выражения   возможного   мира    рассматри - вается   пропозиция , основу   которой   составляют   имя   и   предикат . Ситуация   внеязыковой   действительности , описываемая   языковыми   средствами , состоит   из   события   и   его   участников . На   семантическом   уровне   им   соответствует   пропозиция , состоящая   из   предиката   и   его   аргументов . Способ   мысли - тельного   членения   действительности   на   ситуа - ции   предопределяет   семантическую   природу   предиката  [6, с . 198]. В   плане   языковой   формы   предикату   соответствуют   глаголы , а   аргументам  ( термам ) – существительные , хотя   такие   отноше - ния   не   всегда   однозначны . Другие   знаменатель - ные   части    речи  ( прилагательные , наречия ) также   соответствуют   предикату   высказывания , что   ли - шает   теорию   частей    речи   ее   абсолютного   таксо - номического   содержания . Рассмотрение   проблемы   частей    речи   с   точки   зрения   референциальной   идентификации   пе -  реводит   так   называемый   семантический   крите -  рий   в   иную   плоскость , не    решая   самой   пробле - мы . При   помощи    референциальной   идентифика - ции   предполагается   определить   тождество   или   отличие    референта   каждой   языковой   единицы   от    референтов   других   единиц   и   выделить   лингвис - тически    релевантные    референтные   признаки . Все   части    речи   могут   подвергаться    референциальной   идентификации   на   основании   значимых    рефе -  рентных   признаков . Однако   их   определение   и   выделение   едва   ли   имеет   под   собой   какие   бы   то   ни   было   основания   кроме   интуиции . Знания   о   частях    речи   входят   в   качестве   обяза - тельного   компонента   в   комплекса   знаний   любого   человека . К . Поппер   в   этом   отношении    различает   три   мира : мир   физических   предметов   и   состоя - ний , мир   субъективного   опыта   или   состояний   сознания , мир   знаний   в   объективном   смысле  ( см . [11, с . 127]).  Языковые   правила   являются   частью   когнитивного   аппарата   человека , потому   что   язык  – наиболее   характерный   тип   его   когнитив - ной   деятельности  [7, с . 31]. На   языковом   уровне   действительность   упрощается   посредством   язы - ка , причем   на   каждом   уровне   по -  разному . На   лек - сическом   уровне   язык   суммирует   индивидуаль - ное   под   когнитивными   образцами   или   понятия - ми ; на   уровне   грамматики    речь   идет   об   образова - нии   упрощенных   структурных   моделей  ( ср . [14, с . 191]). Все   это   закономерно   связано   с   частями    речи , которые   принято    рассматривать   прежде   всего   как   лексико - грамматические   категории . Упрощение   действительности   и   абстрагирование   от   нее , классификация   ее   явлений   по   понятиям   или   когнитивным   образцам , освобождение   от     Ярославский   педагогический   вестник    –    2010 – №  4 – Том  I ( Гуманитарные   науки ) О .  В .  Лукин   178 многих   индивидуальных   черт , происходящие   на   лексическом   уровне , закрепляются   на   уровне   грамматическом   в   форме   типичных   образцов   от - ношений   между   собою   лексических   единиц  – слов , то   есть   частей    речи . Носителям   отдельно   взятого   языка   система   его   частей    речи   представ - ляется   как   нечто   данное , таким   же   образом   пред - стают   перед   ним   и   лексические   значения   отдель - ных   слов , система   их   синтаксических   отношений   и   связанная   с   первыми   двумя   признаками   струк - тура   слова . Не   случайно   в   этом   смысле   сравне - ние   языковых   феноменов   с   нитью    Ариадны  ,   по - могающей   нам   найти   выход   из   лабиринта   незна - ния . Все   люди   независимо   от   национальности   имеют   одинаковый   когнитивный   аппарат . Будучи   знаковыми   системами , все   языки   вынуждены   иметь   практичную   внутреннюю   организацию , делающую   их   способными   к   употреблению   и   функционированию . Поэтому   все   знаковые   сис - темы   должны   иметь   знаки   называния   и   знаки   организации   или   интерпретации  ( то   есть   знаме - нательные   и   служебные   части    речи ). Если   все   люди   обладают   одинаковым   в   структурном   от - ношении   когнитивным   аппаратом , то   с   его   по - мощью   создаются   похожие   когнитивные   образ - цы . Следовательно , все   языки   должны   обладать   практичными   когнитивными    различительными   образцами , чтобы   люди   смогли   справиться   с   фи - зическими   и   социальными   условиями   окружаю - щего   мира . Таким   образом , мы   вправе   ожидать   и   закономерно   находим   в    разных   языках   весьма   похожий   набор   группировок   слов , именуемых   частями    речи , и   только   в   этом   смысле   части    речи   универсальны . Роль   универсального   в   теории   частей    речи   принято   связывать   со   сложившейся   традицией , когда   языковые   явления   дефинируются   и   описы - ваются   на   основе   интуиции , а   не   строгого   науч - ного   анализа .  Части    речи , несомненно , являются   лингвистическими   универсалиями , хотя   универ - сальные   свойства   частей    речи   нередко   выводятся   не   из   отдельно   взятых   языков , а   из   особенностей   человеческого   отражения   окружающего   мира   в   категориях , приписываемых   человеческому    ра - зуму   вообще . Наиболее    релевантны   в   этом   плане   следующие   положения : 1) языки   имеют    различные   структуры , а   мир   материально   един   для   всех   людей   независимо   от   их   языка ; 2) в   зависимости   от   структуры   языков   весь   объективный   мир   предстает   носителю   каждого   из   них   в   несколько   ином   отражении , ином   пре - ломлении ; 3) грамматики  « престижных » – в   течение   едва   ли   не   двух   тысячелетий  – греческого   и   латинско - го   языков   навязывали   носителям   других   языков   свои , типологически   обусловленные , принципы   строения : языка   вообще , одного   отдельного   взя - того   языка   в   частности   и   самого   окружающего   мира . Универсальность   общей   теории   частей    речи   состоит , прежде   всего , в   трех   положениях :  –    текст   любого   языка   членится   на   определен - ные , в   большей   или   меньшей   степени   соотноси - мые   со   словом   части ;  –    эти   части   по    ряду   признаков   отличаются   друг   от   друга ;  –    все   эти   части   обусловлены   общностью   че - ловеческого   мышления . Современные   трактовки   универсальной   грам - матики , по   сути , не   отталкиваются   от   особенно - стей   языка . Лежащая   в   их   основе   традиционная   грамматика   более   всего   представляет   собой   уни - версальную   грамматику , основное   положение   которой   состоит   в   том , что   в   любом   языке   едини - цы   определенного   вида   должны   выводиться   из   фиксированных   классов   единиц , а   определенные   установленные   синтаксические   категории  ( имя , глагол   и   т . д .) могут   быть   найдены   в   синтаксиче - ской    репрезентации   предложений   любого   языка . Понятие   универсального   в   последнее   время   свя - зывают   с   проблемой   грамматического   моделиро - вания , которое    решается   не   с   помощью   каких   бы   то   ни   было    реальных   научных   инструментов , но   опять - таки   исключительно   в   опоре   на   интуицию . Целью   такого   моделирования   является   эксплика - ция   содержания   традиционных   терминов . Задача   описания   различных   языков , при - чем   описания   в   соизмеримой   терминологии , связана   с   важной   потребностью   языкознания   – потребностью   в   составлении   свода   единооб - разно   описанных   языков . Индивидуальное   и   универсальное   в   языке   диалектически   связаны   между   собой . В   языках   все   универсальное   встречается   окрашенным   и   сросшимся   с   индивидуальным . Путем   сравнения   языков   можно   лишь   установить , какие   граммати - ческие   формы , выступающие   в   качестве   когни - тивных   образцов , обладают   в   большей   или   меньшей   степени , чем   другие , языковой   и   куль - турной   спецификой . То , что   одни   и   те   же   явления   действительности   могут   выражаться   в   одном   языке   иной   частью    речи , нежели   в   другом , свиде - тельствует   о   необходимости   типологического  
Related Search
Similar documents
View more
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks