ПРИМЕНЕНИЕ ТЕОРИИ ДИФФУЗИИ ИННОВАЦИЙ К ОБЪЯСНЕНИЮ ПАТТЕРНОВ ВАКЦИНАЦИИ (DIFFERENCES IN VACCINATION PATTERNS: APPLICATIONS OF DIFFUSION OF INNOVATION THEORY)

Please download to get full document.

View again

All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
 5
 
  Аннотация: На основании теоретического анализа и обзора зарубежных исследований в статье аргументируется тезис о применимости теории диффузии инновации объяснению феномена отказа от вакцинации. На материале опросного исследования населения
Share
Transcript
  ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ I № 11 ( 95 ) 2 0 1 6 I  87 ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОГО РАЗВИТИЯ И САМОРЕАЛИЗАЦИИ СУБЪЕКТА ТРУДА И ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ  Ерицян Ксения Юрьевна ПРИМЕНЕНИЕ ТЕОРИИ ДИФФУЗИИ ИННОВАЦИЙ К ОБЪЯСНЕНИЮ ПАТТЕРНОВ ВАКЦИНАЦИИDIFFERENCES IN VACCINATION PATTERNS: APPLICATIONS OF DIFFUSION OF INNOVATION THEORY  Сведения об авторе: Ерицян К.Ю., старший преподаватель кафедры социальной психологии Санкт-Петер-бургского государственного университета, соискатель степени кандидата психологических наук. Information about the author:  senior lecturer at the Social Psychology department of Saint-Petersburg State University, PhD candidate. Контактная информация:  Тел.: +7(812) 493 25 38/26; +7 911 223 57 25; E-mail: : k.ericjan@spbu.ru; ksenia@ngostellit.ru; SPIN- код: 6034-3155. Аннотация:  На основании теоретического анализа и обзора зарубежных исследований в статье аргументируется тезис о применимости теории диффузии инновации объяснению феномена отказа от вакцинации. На материале опросного исследования населения Санкт-Петербурга (N=1175) показано негативное влияние знакомства с идеями отказа от вакцинации на принятие решения о вакцинации в экспериментальной ситуации. Summary:  Based on theoretical analysis and literature review the applicability of Diffusion of innovations theory to phenomena of vaccination refusal is discussed. Based on the data of Saint-Petersburg adults representative survey (N=1175) the negative influence of anti-vaccination ideas exposure on vaccination decision in experimental situation was shown. Ключевые слова: вакцинация, отказ от вакцинации, принятие решения, теория диффузии инновацииKeywords: vaccination, vaccination refusal, decision making, Diffusion of innovations theory.В последнее время внимание российских и зарубежных исследователей привлечено к проблеме отказа от вакцинации отдельных категорий населения: трудности вызывает как преодоление недоверия к новым вакци-нам, так и привлечение людей к стандартной схеме вакцинации [9]. Число эмпирических психологических, социологических и эпиде-миологических исследований на данную те-матику постоянно растет, однако их углублен-ный анализ показывает, что в большинстве случаев данные работы не основываются на какой-либо теоретической модели [6]. Целью данной работы стало описание возможностей применения теории диффузии инновации для объяснения поведения и установок к вакцинации.Приведем в начале результаты теоретиче-ского анализа применимости данной теории к проблеме вакцинации. Теория диффузии инновации [10] успешно используется как в психологии, так и в мар-кетинге, а в последнее время она все чаще применяется для объяснения успешности тех или иных нововведений в сфере здравоохра-нения. Следует отметить, что использование данной теории и выбор эмпирических рефе-рентов для ее изучения может значительно разниться в зависимости от того, в рамках какой академической дисциплины работают авторы исследования [7]. Диффузия иннова-ций описывает процесс распространения ка-ких-либо новшеств среди членов социальной системы. При этом диффузию как естествен-ный процесс следует отличать от процесса распространения (dissemination) – заплани-рованных и планомерно реализуемых усилий по распространению того или иного продукта; диффузия может являться, а может и не яв-ляться прямым или косвенным результатом данного распространения. Под инновацией  же понимается любая идея или продукт, вос-принимаемый как нечто новое в какой-либо группе. В целом предполагается, что процесс диффузии инноваций может быть описан с помощью нормального распределения. На первой стадии идет вовлечение первых по-требителей (медленный рост), на второй  — резкий рост, на третьей — насыщение и естественное замедление роста. Данный подход имеет важное социально-психоло-гическое следствие, поскольку позволяет создать эмпирическую, пусть и дескриптив-ную классификацию людей в зависимости от степени открытости новому опыту в отно-шении конкретной инновации. Так, согласно теории диффузии инновации, лица, ранее всех принимающие инновацию (новаторы (innovators)), находятся на расстоянии трех сигм от середины кривой и, соответственно, составляют меньшинство населения. Сле-дующие за ними «ранние последователи» (early adopters) и те, кто принимают иннова-цию позднее всех («опоздавшие» (laggards)), находятся на расстоянии двух сигм. Большин-ство же людей могут быть классифицированы как представители раннего (early majority) или позднего (late majority) большинства.Процесс диффузии инноваций в обществе начинается с новаторов, затем захватывает большинство, и, в конце концов, принима-етсянаиболее консервативной частью насе-ления. Тогда, по сути, инновация перестает быть таковой и становится одним из вариан-тов нормы. Новаторы, а также члены обще-ства, пользующиеся большим авторитетом и влиянием (лидеры общественного мнения), играют важную роль в скорейшем распро-странении любых новшеств, будь то риско-ванные формы поведения либо, напротив, здоровьесберегающие.Скорость диффузии инновации по Э. Род- жерсу зависит от пяти основных характеристик инновации. 1) Относительные преимущества (relative advantage) — степень превосходства, которой располагает инновация перед други-ми (часто аналогичными) видами продукции (процессами). Применительно к вакцинации мы можем рассматривать как инновацию лю-бую новую для данного сообщества вакцину, либо, напротив, идею о необходимости отказа от вакцинации. К относительным преимуще-ствам инновации (принятия нового или отка-за от общепринятого) могут быть отнесены переменные, используемые в традиционных моделях поведения в сфере здоровья инди-видуального уровня, например, воспринима-емые барьеры и выгоды данного поведения, ожидания относительно результата и пр. Конкретно они могут выражаться в представ-лении о том, какую пользу для здоровья при-несут отказ от вакцинации или использование новой вакцины, представление о вероятности возникновения вреда для здоровья, стоимо-сти, временных и организационных затратах, социальном одобрении или неодобрении, сопряженном с принятием данной инновации. Совместимость инновации (compatibility) — это степень ее соответствия существующей системе ценностей (определяется культурны-ми нормами, прошлым опытом и пр.), а также социальным и материальным условиям. На-пример, идея об отказе от вакцинации может  I ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ I № 11 ( 95 ) 2 0 1 6 88 ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОГО РАЗВИТИЯ И САМОРЕАЛИЗАЦИИ СУБЪЕКТА ТРУДА И ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ  быть более понятна и приемлема для людей, исповедующих принципы «естественности», а внедрение новой вакцины - людям, ориенти-рованным на научные достижения. Сложность (complexity) конкретной иннова-ции является также важной характеристикой; предполагается, что она негативно связана с ее диффузией. Предположительно отказ от вакцинации может различаться по сво-ей сложности в зависимости от культурного контекста (необходимость подписания ка-ких-либо бумаг, возможность негативных со-циальных последствий); но в целом принятие решения об отказе является более простым , чем вакцинирование, поскольку по своему определению предполагает отсутствие, а не совершение действия.Четвертая характеристика – это возмож-ность апробации или модификации (trialability) инновации; иногда эту характеристику инно-вации отождествляют с этапностью, дели-мостью (divisibility) инновации на отдельные части. Решения в сфере вакцинации в высо-кой степени отвечают данному требованию  – отказ или согласие на использование кон-кретной вакцины обычно не подразумевает дальнейшего согласованного поведения: попробовав данную «инновацию», человек может оценить ее пригодность и принять ре-шение о дальнейшем поведении. И, наконец, последняя выделяемая ха-рактеристика – это видимость (observability)  — степень, в которой само использование и результаты инновации «видимы» для других людей. «Видимость» инновации провоцирует обсуждение с представителями целевой груп-пы, способствуя ее диффузии. В ряде случа-ев (например, при вакцинации сотрудников в рабочее время, или при обсуждении паттер-нов вакцинации на специализированном фо-руме и пр.) распространенность вакцинации достаточно «видима» для других людей. В других случаях, напротив, данное поведение может быть достаточно незаметным в обще-стве. Таким образом, теоретический анализ выделенных характеристик диффузии инно-ваций показывает принципиальную примени-мость указанной модели к поведению в сфере вакцинации.Проведем анализ того, в какой форме те-ория диффузии инновации применяется в настоящее время в эмпирических исследо-ваниях вакцинации. Обзор литературы пока-зывает, что данная модель достаточно часто используется в тех случаях, когда под инно-вацией понимается внедрение новых вакцин. Можно выделить два основных направления использования теории диффузии инновации для исследования данной проблематики.1. Описание на основе статистического анализа характеристик новаторов и ранних последователей (тех, кто начинает исполь-зовать вакцины раньше других) [4, 8], а также в целом выделения групп населения с раз-личными трендами в отношении применения инновации (например, на основе возрастной категоризации [4]). Следует отметить, что данный подход может использоваться не только для описания новаторов и ранних последователей среди непосредственно це-левой популяции (населения), но и последо-вателей на уровне проводников инновации  – медицинских работников. Так в работе P.  Agyeman с соавторами [2] были выявлены характеристики медицинских работников, поддерживающих внедрение вакцинации от ротовируса, а также условия, позволяющие повысить приемлемость данной интервенции.2. Планирование превентивных вмеша-тельств, направленных на увеличение ох-вата вакцинацией. При этом модель может использоваться лишь как обоснование реко-мендованной стратегии, без эмпирического ее подтверждения [11], либо служить осно-вой реализованного вмешательства с оцен-кой эффективности [3]. В последнем случае интервенция, разработанная с использова-нием теории диффузии инновации, смогла существенно повысить уровень вакцинации от гриппа среди детей и подростков с хро-ническими заболеваниями. Также данная теоретическая концепция используется в качественных исследованиях, направленных на выявление барьеров распространения инноваций и выработки рекомендаций по их устранению [5].В тоже время нам не удалось найти под-тверждений использования теории диффу-зии инновации для объяснения поведения, связанного с отказом от вакцинации, которое, на наш взгляд, также целесообразно пони-мать как поведенческую инновацию в сфере здоровья.В рамках собственного эмпирического ис-следования установок и поведения в сфере вакцинации на репрезентативной выбор-ке взрослого населения Санкт-Петербурга (методика и процедура исследования опу-бликованы ранее [1]) мы использовали ряд индикаторов, чтобы оценить применимость теории диффузии инновации для объясне-ния феномена отказа от вакцинации в рос-сийском социокультурном контексте. Общий объем выборки исследования составил 1175 человек. Для углубленного анализа данных в отдельных случаях статистическая обработ-ка проводилась по следующим подгруппам респондентов: а) родители несовершенно-летних детей (N=310), далее – «актуальные родители»; б) лица, не имеющие детей, но планирующие их появление (N=175), далее  – «потенциальные родители»; в) лица, не имеющие несовершеннолетних детей и не планирующие их появление (N=690).Отказ от вакцинации как поведенческая инновация наиболее целесообразно изучать применительно к группе родителей несовер-шеннолетних детей, поскольку подавляющее большинство эпизодов вакцинации приходит-ся именно на детский возраст. Наше иссле-дование показало, что среди родителей, чьи дети не имеют медицинских противопоказа-ний для вакцинации, 4.2% (95% доверитель-ный интервал (ДИ) 1.8% - 6.7%) не сделали ни одной рекомендованной национальным календарем прививки своему младшему ре-бенку. То есть, в терминологии теории диф-фузии инновации они могут быть отнесены к категории новаторов или ранних последова-телей. Данная оценка, безусловно, являет-ся крайне консервативной. Строго говоря, к приверженцам данной инновации могут быть также отнесены те люди, которые прекратили вакцинировать своих детей уже после того, как некоторые прививки были сделаны. Доля родителей, сообщивших, что у их детей отсут-ствует хотя бы одна из рекомендованных ка-лендарем прививка, составила 15.4%, одна-ко, нет оснований предполагать, какая часть из них является сторонниками полного отказа от вакцинации. Мы постарались косвенно оценить их за счет доли родителей детей в возрасте до трех лет, сообщивших, что их ре-бенок за последний год не получил ни одной прививки – 15.9% родителей детей в данной возрастной группе (10 человек), 3% от общего числа опрошенных родителей. Данная оценка также может быть завышенной в связи с тем, что основная масса прививок проводится в возрасте до полутора лет и те респонденты, чьим детям на момент опроса было от 2,5 до 3х лет, не имели необходимости в какой-либо вакцинации. Таким образом, доля лиц, прак-тикующих отказ от вакцинации, может быть достаточно существенной, минимальная оценка составляет 1.8%, максимальная оцен-ка не превышает 20%. В тоже время «видимость» этой иннова-ции достаточно высока: с идеями антивак-цинаторства сталкивались 68.6% жителей Санкт-Петербурга, а каждый второй опрошен-ный (51.3%) лично знаком с теми, кто отказы-вается от вакцинации. Основной задачей настоящего исследова-ния стала оценка связи информированности об отказе от вакцинации как поведенческой инновации и непосредственного поведения респондентов. Статистическая оценка данной взаимосвязи проводилась методом множе-ственного регрессионного анализа. В каче-стве результирующих переменных использо-вались два различных показателя: 1) наличие или отсутствие эпизода вакцинации за по-следние 12 месяцев; и 2) принятие решения о вакцинации в экспериментальной ситуации. Испытуемым предлагался следующий текст с описанием несуществующего заболевания и вакцины от него, и предлагалось принять решение – стали бы они вакцинировать от данного заболевания себя (для всех групп опрошенных) и своего ребенка (для групп «ак-туальных» и «потенциальных» родителей). В качестве факториальных переменных высту-пали две характеристики «видимости» отказа от вакцинации как поведенческой инновации:  ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ I № 11 ( 95 ) 2 0 1 6 I  89 ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОГО РАЗВИТИЯ И САМОРЕАЛИЗАЦИИ СУБЪЕКТА ТРУДА И ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ  а) знакомство с идеями антивакцинаторства («вакцины крайне опасны для здоровья и их не следует делать») и б) личное знакомство с лицами, придерживающимися данной пове-денческой стратегии.Основные результаты исследования пред-ставлены в таблице 1. Все регрессионные модели были скорректированы по основным социально-демографическим характеристи-кам: пол, возраст, наличие высшего образо-вания, уровень дохода, наличие детей, воз-раст младшего ребенка, а также различиям в стимульном материале (для условий экспери-ментальной ситуации).Результаты анализа показывают, что само знакомство с идеями антивакцинаторства как новой поведенческой стратегии не оказыва-ет значимого влияния ни на характеристики реального поведения (как в отношении соб-ственной вакцинации, так и в отношении вак-цинации детей), ни на решение о вакцинации в экспериментальной ситуации. Исключением является группа планирующих родителей, для которых влияние данного фактора про-является на уровне тенденции (p=0.052), сни- жая вероятность положительного решения о вакцинации ребенка в экспериментальной ситуации.Результаты проверки предположения о влиянии личного знакомства с лицами, при-держивающимися стратегии отказа от вакци-нации, показывают, что данный фактор также оказывает значимое влияние на принятие ре-шения в экспериментальной ситуации у пла-нирующих родителей, фактически в три раза снижая шансы принятия ими положительного решения о вакцинации (AOR=0.33; p≤0.01). Подобная взаимосвязь обнаруживается и для решения о собственной вакцинации (на всей выборке) – лица, лично знакомые с теми, кто отказывается от вакцинации, в полтора раза реже в экспериментальной ситуации ре-шали делать прививку (AOR=0.58; p≤0.001) при условии контроля важнейших социаль-но-демографических параметров. В тоже вре-мя опыт знакомства с лицами, отказывающи-мися от вакцинации, не оказывает значимого влияния на решение о вакцинации детей в экспериментальной ситуации актуальными родителями.Также не было обнаружено влияния зна-комства с данной поведенческой инновацией на реальное поведение ни в отношении соб-ственной вакцинации, ни в отношении вакци-нации детей. Таким образом, действительно отказ от вакцинации, может быть расценен как пове-денческая инновация, которая распространя-ется в обществе и может влиять на принятие решений в сфере здоровья. При этом личное знакомство с лицами, практикующими данную поведенческую инновацию, оказывает значи-тельно более значимое влияние на принятие решений, чем знакомство с идеей отказа от вакцинации В целом проведенный теоретический анализ, анализ зарубежных эмпирических исследований, а также результаты соб-ственного эмпирического исследования на выборке совершеннолетнего населения российского мегаполиса позволяют сделать следующий основной вывод. Использование теории диффузии инноваций в эмпирических исследованиях относительно вакцинации яв-ляется крайне перспективным направлением в современных российских условиях. Несмо-тря на то, что данная теория до настоящего времени практически не использовалась для объяснения феномена отказа от вакцинации, можно говорить о ее высокой степени приме-нимости к изучению данной проблематики. Согласно данной теоретической модели, ста-дия распространения поведенческой модели отказа от вакцинации в настоящее время в ус-ловиях российского мегаполисанаходится на стадии вовлечения ранних последователей, является достаточно «видимой» и имеет пер-спективы более широкого распространения.Статья подготовлена в рамках науч-но-исследовательской работы № НИД 8.38.289.2014 «Психологический подход в преодолении негативистических установок отдельных групп населения к мерам профи-лактики опасных инфекционных заболева-ний» (реализуется факультетом психологии СПбГУ, финансируется из средств феде-рального бюджета, выделенных СПбГУ). Сбор данных был проведен с использова-нием оборудования ресурсного центра На-учного парка СПбГУ «Социологические и интернет-исследования».Литература.1. Ерицян К. Ю. Когнитивные факторы различий в паттернах вакцинации: вос- при-нимаемый риск действия и бездействия // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 16. Психология. Педагогика. 2016. Вып. 2. С. 98–106. DOI: 10.21638/11701/spbu16.2016.2112. Agyeman P. Desgrandchamps D., Vaudaux B. et al. Interpretation of primary care physicians’ attitude regarding rotavirus immunisation using diffusion of innovation theories //Vaccine. 2009. Vol. 27. №. 35. P. 4771-4775.3. Britto M. T., Pandzik G. M., Meeks C. S. et al. Combining evidence and diffusion of innovation theory to enhance influenza immunization //The Joint Commission Journal on Quality and Patient Safety. 2006. Vol. 32. № 8. P. 426-432.4. Chun G. J., Sautter J.M. , Patterson B.J. et al. Diffusion of Pharmacy-Based Influenza Vaccination Over Time in the United States // American journal of public health. 2016. Vol. 106. № 6. P. 1099-1100.5. Cohen E. L., Head K. J. Identifying knowledge-attitude-practice gaps to enhance Таблица 1. Результаты регрессионного анализаРезультирующиепеременныеСобственная вакцинация за последние 12 месяцевПоложительное решение о собствен-ной вакцинации в экспериментальной ситуации 1 Вакцинация детей в течение последних 12 ме-сяцев (актуаль-ные родители)Положительное решение о вакци-нации ребенка в экспериментальной ситуации (актуаль-ные родители)Положительное ре-шение о вакцинации ребенка в экспери-ментальной ситуа-ции (планирующие родители) AOR (ДИ 95%) 2 p AOR (ДИ 95%)P AOR (ДИ 95%).P AOR (ДИ 95%)p AOR (ДИ 95%)pЗнакомство с иде-ями антивакцина-торства 0.81(0.53 - 1.24)0.3330.82(0.61 - 1.09)0.1680.79(0.34 - 1.82)0.5810.85 (0.41 - 1.78)0.6730.47 (0.22 - 1.01)0.052Знакомство с лица-ми, практикующими антивакцинатор-ство 0.93(0.62 -1.39)0.7220.58 (0.44 - 0.76)0.0000.66 (0.32 - 1.36)0.2610.77 (0.41 - 1.45)0.4200.33 (0.14 - 0.76)0.009  1. Здесь и далее – ответы «да» и «скорее да» против «нет», «скорее нет» и «зарудняюсь ответить» 2. Здесь и далее: скорректированное отношение шансов (Adjusted odds ratio), 95% доверительный интервал.  I ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ I № 11 ( 95 ) 2 0 1 6 90 ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОГО РАЗВИТИЯ И САМОРЕАЛИЗАЦИИ СУБЪЕКТА ТРУДА И ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ  HPV vaccine diffusion //Journal of health communication. 2013. Vol. 18. №. 10. P. 1221-1234.6. Eritsyan, K., Antonova, N., Tsvetkova, L. Studying the anti-vaccination behavior and attitudes: a systematic review of methods// International Journal of Psychology. 2016. Vol. 51(S1). P. 676.7.Greenhalgh T., Robert G., Macfarlane F., et al. Storylines of research in diffusion of innovation: a meta-narrative approach to systematic review //Social science & medicine. 2005. Vol. 61. № 2. P. 417-430.8. Kepka D., Ding Q., Hawkins A.J. et al. Factors associated with early adoption of the HPV vaccine in US male adolescents include Hispanic ethnicity and receipt of other vaccines //Preventive Medicine Reports. 2016. Vol. 4. P. 98-102.9. Larson H. J. Vaccine trust and the limits of information //Science. 2016. Vol. 353, № 6305. P. 1207-1208.10. Rogers E.M. Diffusion of innovations. Free Press (NY). 1995. (Original work published 1962).11. Rosen B., Goodson P. A recommendation to use the diffusion of innovations theory to understand school nurses’ role in HPV vaccine uptake //International quarterly of community health education. 2014. Vol. 34. № 1. P. 37-49. Аврамкова Ирина СеменовнаПак Ын Сук ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ МАСТЕРСТВО МУЗЫКАНТА В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ВОСПИТАНИИ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИPEDAGOGICAL SKILLS OF THE MUSICIAN IN THE SOCIO - CULTURAL EDUCATION OF MODERN YOUTH Информация об авторах.  И.С. Аврамкова, доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафе-дрой музыкально-инструментальной подготовки ФГБОУ ВО «Российский государственный Педагогический университет им. А.И. Герцена». Пак Ын Сук, аспирантка кафедры музыкального воспитания и образования. ФГБОУ ВО «Российский государственный Педагогический университет им. А.И. Герцена». Специальность 13.00.02 теория и методика обучения и воспитания.Information about the authors. Avramova I. S., doctor of pedagogical Sciences, Professor, head of chair of musical and instrumental training of the «Russian state Pedagogical University. A. I. Herzen». Park Eun Suk, a graduate student in the Department of music education. Of the «Russian state Pedagogical University. A. I. Herzen». 13.00.02 theory and methodology of training and education. Контактная информация: Тел.:+7 906 258 96 95, (812) 350 24 01; E-mail: avramkova@mail.ru. Аннотация. Профессиональная деятельность современного педагога-музыканта — это целостный процесс обучения и воспитания детей и юношества, которым предстоит жить и активно действовать в про-странстве культуры третьего тысячелетия. Поэтому одним из важнейших аспектов профессиональной дея-тельности педагога-музыканта является осуществление социокультурного воспитания молодежи, создание условий для формирования у нее системы художественно-эстетических и духовно-нравственных ценностей, определяющих взгляд на окружаю-щий мир, на ту роль, которую ей предстоит сыграть в своей жизни и деятельности. Abstract.  Professional activity of the modern music teacher is a process of holistic education of children and youth who will live and act in the cultural space of the third millennium. Therefore, a most important aspect of music teacher’s profession is the socio-cultural education of young people and the creation of conditions for developing their system of artistic, aesthetic, spiritual and moral values that would determine their world outlook and the choice of the path in life. Ключевые слова. Педагогическое мастерство, музыка, музыкальное образование, музыкально-педагогическая деятельность, социокультур-ное воспитание, социальное здоровье, самоидентификация, самоактуализация. Keywords. Pedagogical skills, music, music education, musical and educational activities, socio-cultural education, social health, identity, self-actualization.К проблеме социокультурного воспитания молодежи сегодня постоянно обращаются философы, культурологи, психологи, социо-логи, педагоги, все, кому небезразличен путь дальнейшего развития культуры, кто озабочен множеством противоречий, характерных для нашего времени, кто понимает, что чрезвы-чайно опасно возникновение межнациональ-ных и межконфессиональных конфликтов в эпоху, обладающую огромными техническими средствами для уничтожения жизни на земле, кто осознает, что современная система об-разования уже не может ограничиться толь-ко профессиональной подготовкой будущих специалистов, поскольку «в ХХI веке образо-вание — одна из главных сфер человеческой деятельности; оно рассматривается как веду-щий фактор социально-культурной и экономи-ческой модернизации общества в условиях глобализации, повышения уровня конкуренто-способности и высоких темпов информацион-ного развития» [6, с.3]. По мнению исследователя М. А. Лазарева на современном этапе приоритетом в системе образования является создание условий для обретения личностно значимого знания, ко-торое базируется на умении самостоятельно искать, находить, анализировать и обобщать получаемую информацию, определять лич-ностную позицию, а этот процесс характеризу-ется «повышением меры ответственности за выбор стратегий саморазвития, становлением нового типа личности, отличающейся активно-стью, готовностью к постоянному повышению уровня профессиональной и личностной куль-туры» [6, с. 3].Из этого следует, что необходимо совер-шенствовать систему социокультурного вос-питания молодежи, обеспечивающую станов-ление такой личности, способной обеспечить и социальное здоровье общества, и гармо-ничное сосуществование различных культур, их активное взаимодействие. Необходимо по-стоянно совершенствовать процесс художе-ственно-эстетического воспитания молодежи [12], помогать ей с помощью искусства откры-вать для себя новые ценности, обогащающие духовное пространство культуры [13]. Осозна-вая это, исследователи все чаще обращаются к роли педагогики искусства (арт-педагогики) в осуществлении процесса социокультурного
Related Search
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks
SAVE OUR EARTH

We need your sign to support Project to invent "SMART AND CONTROLLABLE REFLECTIVE BALLOONS" to cover the Sun and Save Our Earth.

More details...

Sign Now!

We are very appreciated for your Prompt Action!

x