О статусе и семантике так называемого «интерфикса» о/е в русских композитах. (Word-connector o/e in Russian compounds. Phonological, morphonological, syntactic and semantic status)

Please download to get full document.

View again

All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
Share
Transcript
  А. Н. Барулин   О статусе   и семантике   так называемого   «интерфикса»   о/е в русских композитах.   Посвящается А. А. Зализняку   0.   О русском аффиксе О  /  Е написано много, однако статус его так и остается недостаточно определенным. В большом числе публикаций его называют «соединительной   гласной», что вообще лишает его морфологического статуса, или превращает в морфологического чебурашку. Есть работы, в которых ему отказывается в значении , и, наконец, в большой части посвященных ему работ его называют интерфиксом. В этой статье будут затронуты некоторые проблемы, касающиеся таксономического статуса аффикса, его фонологии, морфонологии, синтактики и семантики . 1.  Является ли о/е интерфиксом?   Термин интерфикс был введен Н. С. Трубецким   в 1934 г. В советскую лингвистическую литературу он был введен А. М. Сухотиным четырьмя годами позже. Первоначально этот термин обозначал морфему, лишенную значения, в современной терминологии – пустую, тематическую   морфему (см. по этому поводу   Иткин 2007,   63 ‒ 69) . Однако в авторитетной РГ 1980 под интерфиксом понимается уже только о/е и, как считают ее авторы, сходные по функции аффиксы, синтактически связанные с композитами. Как представляется , сужение термина ИНТЕРФИКС со стороны РГ 1980 было справедливым шагом, поскольку при первом способе понимания термина происходит смешение оснований для классификации аффиксов: префиксы и суффиксы отличаются друг от друга только синтактикой: первые занимают место слева   от корня, вторые – справа. При первом понимании термина ИНТЕРФИКС возникает новое основание для классификации – тип значения, что вносит в нее   элемент непоследовательности. На этом основании дальше я этот способ понимания термина исключаю из рассмотрения. Второй способ, который отражен в РГ 1980 также, на первый взгляд, ориентируется на порядок: интерфикс занимает положение между основами . Вот что там написано   об О/Е: "Аффиксальные морфы, выступающие только между двумя простыми основами в составе сложной основы, называются интерфиксальными   (соединительными). Такие морфы указывают на связь как самих простых основ, так и тех значений, которые в них заключены. Например, словоформа  лесозаготовки   содержит интерфиксальный морф о » (РГ 1980:  122 - 123). К этой формулировке у меня есть несколько вопросов. Тот факт, что интерфикс выступает между простыми основами в составе сложной может на самом деле обозначать три возможности: 1) он располагается между основами, но, в порядковом отношении,   примыкает к левой из них. В таком случае он ничем не отличается от суффикса. 2) Он выступает между основами, но в порядковом отношении   примыкает к правой основе. В таком случае он ничем не отличается от префикса. И, наконец, 3) ‒    он не примыкает ни к одной из основ. Только в этом случае оправдано введение нового термина: он не совпадает по синтактике ни с одним из классов аффиксов. Правда, по крайней мере, для русского языка такая трактовка синтактики О/Е очень сомнительна. Судя по вот этой части цитаты «Такие морфы указывают на связь как самих простых основ, так и тех значений, которые в них заключены», авторы представляют себе дело так, что аффикс – по определению конструктивно несамостоятельный элемент словоформы, т. е. в порядковом отношении зависимый от позиции либо корня, либо клитики , – здесь вдруг оказывается   независимым   от конкретного корня зависимым   элементом. Это противоречивое утверждение. Кроме простой логики, оно опровергается и правильно подобранными диагностическими контекстами . В IV томе «Курса общей морфологии» (Мельчук 2001, 171, 503 ‒ 504)    соответствующий контекст приводится для немецкого языка в виде упражнения: «…когда при тмезисе сложная основа разделяется на две части, интерфикс отходит именно к начальной, а не к кончной части: sein Gespräch+s- und Wanderung+s+partner   ‘ его партнер по беседам и прогулкам ’ vs. sein *Gespräch und +s Wanderung+s+partner  » (Мельчук 2001, 504). Аналогичным   подходящим контекстом   для русского языка   является   та же   однородная конструкция с союзом И, которая позволяет разорвать композит . По приведенному выше рассуждению, если О/Е   суффикс, в таких контекстах он будет примыкать ВСЕГДА к левой основе композита, если – префикс, то – к правой, если интерфикс, то равновероятно – и к левой , и к правой . При проверке оказывается, что верна только первая гипотеза :  мясо - и хлебокомбинаты   сказать можно, а вот *  мяс - и охлебокомбинаты  – нельзя. В разговорной речи есть еще вводное слово ПОНИМАЕШЬ, которое тоже может разорвать композит. Так вот, с ним можно сказать  хлебо -  , понимаешь, - комбинаты ему не угодили , а вот *  хлеб  -  , понимаешь, окомбинаты ему не угодили   сказать никак нельзя.   Таким образом, диагностический контекст   показывает, что нарушить правила формальной порядковой зависимости от корня аффикс, как и ожидалось, не может.   Из этого немедленно следует, что введение термина   ИНТЕРФИКС с точки зрения оснований классификации оправдать нельзя. О/Е – обычный суффикс.   Он примыкает к левой части композита   и в порядковом отношении ориентируется на корень левой основы . Теперь нужно понять, почему он именно суффикс предшествующей основы, а не   префикс   следующей . Для того, чтобы ответить на этот вопрос, проведем дополнительное исследование, касающееся маркеров делимитации одной словоформы от другой . Мы уже знаем, что к факторам , позволяющим нам в непрерывном потоке речи провести границу между словоформами относятся чередования (например, оглушение на конце словоформы звонких согласных  \drúk##\ – друг,  \plúk##\ – плуг и т. д.), кроме чередований важным маркером конца словоформы в русском языке является грамматический суффикс 1 , который поэтому и называется окончанием. Но, как выясняется, есть и еще один способ определения границы: знание носителем порядковых свойств, характеризующих конструктивные классы морфем. Покажем, как работают   правила, основанные на этих знаниях . 2. О функции и семантике суффикса О/Е. Исчисление типов границ между русскими фонетическими и грамматическими словами.   Будем выделять не два конструктивных класса морфов - корни и аффиксы, а три: корни, клитики и аффиксы. В классе   аффиксов 2   по позиционному принципу   будем выделять префиксы и суффиксы. В классе клитик - проклитики и энклитики. Под корнями в рабочем порядке договоримся понимать такие морфемы, которые могут оказаться как перед паузой, так и после паузы. Этим свойством, действительно, обладают только корневые морфы, поскольку они образуют центр корневого грамматического слова (словоформы). Припишем корню простого грамматического слова порядок 0   и внесем эту характеристику в толково - комбинаторный словарь морфем (см. о нем Барулин и др. 1 988). Связанные корни типа { БАВ } в  разбавить    рассматриваться пока не будут. Их принадлежность к конструктивному классу корневых морфем   можно определить на 1   Разделение русских аффиксов на суффиксы и флексии базируется на смешении оснований классификации. Суффиксы противопоставлены префиксам по позиции относительно корневой морфемы, а флексиям по грамматичности ‒ неграмматичности. Строгое соблюдение однородности для основания классификации требует разделить классификацию русских аффиксов на две: по позиции (по ней флексии также должны быть признаны суффиксами) и по грамматичности (по ней суффиксы делятся на словообразовательные и словоизменительные). Тогда флексию можно определить как словоизменительный суффикс. Если учесть, что в языках мира, например, в языках банту, в качестве грамматических показателей могут выступать префиксы, станет очевидно, что вторая классификация является еще и более генерализованной.   Важно также и то, что грамматическими могут быть не только суффиксы, но и клитики и корни.   2   Точнее было бы сказать ‒ по классификации И. А. Мельчука (Мельчук 2001, с. 167) ‒ «в классе конфиксов».  основании сравнения синтактик «канонических» корневых морфем и связанных. Под клитикой в рабочем порядке будем понимать такие морфемы, которые не могут быть отделены от корневого грамматического слова паузой, но могут быть отделены от него другим корневым грамматическим словом без нарушения синтаксической связи между ним и его зависимым или управляющим. Например, в городе  => в большом городе : между в   и городе   вставлено корневое грамматическое слово большом , а синтаксическая связанность между ними не пострадала. Случаи, которые не подпадают под наш критерий тоже пока рассматривать не будем 3 . Будем считать также, что проклитики - морфемы,   в порядковом отношении ориентированные вправо, а энклитики - морфемы в порядковом отношении ориентированные влево. Они как бы равняются на корень, и у проклитик "голова" повернута вправо, а у энклитик - влево. Ориентированность будем обозначать стрелочкой :   - ориентированность вправо,   - ориентированность   влево.   Аффиксы - класс морфем, которые нельзя отделить от корня и других аффиксов, относящихся к тому же корневому грамматическому слову, ни паузой, ни другим грамматическим словом без потери семантико - синтаксической связи с ее главным или зависимым элементом. Сосредоточимся пока только на конфиксах (по терминологии И. А. Мельчука), инфиксы, циркумфиксы и трансфиксы оставим в стороне. В таком случае , в классе конфиксов   мы будем различать префиксы и суффиксы. Префиксы, как и проклитики ориентируются вправо, а суффиксы, как и энклитики, - влево. Ориентированность будем обозначать теми же стрелочками, что и у клитик.   Обозначим знаком # границу между проклитикой и следующим за ним морфом, или границу между энклитикой и предшествующим ей морфом: о#слове; в#город; дал # бы ; знаком ## левую или правую границы между корневыми грамматическими словами (словоформами):   человек##пришел##домой . Знаком | – границу между фонетическими словами: в#квартире#же | ему## | было## | отказано.   Проделаем теперь упражнение. Ниже будет приведен маленький текст,   зашифрованный в терминах классов морфем, которые мы обозначим следующим образом:  Procl   – проклитика;  Pref   – префикс;  R 0 – корень;  Suf   – суффикс;  Encl   – энклитика.   Ограничимся пока только простыми корневыми грамматическими словами, т. е. такими, в которых только один корень.   Текст:   ProclRRSufRPrefPrefRSufSufEnclRRRProclPrefRSufEnclProclPrefRSufSufSufEnclR   Требуется расставить указанные выше символы границ между языковыми единицами.   Очевидно, что все,   кто понимает,   о чем идет речь, сделают это легко   и одинаково:   Procl#R##RSuf##R##PrefPrefRSufSuf#Encl##R##R##R##Procl#PrefRSuf#Encl##Procl#PrefRS ufSufSuf#Encl##R.   В другой транскрипции:   3   От клитик следует отличать морфемы, которые С. В. Кодзасов предлагал называть безударными корнями, например, { ТАК } в Так что?  \t əkştó  \ Они как раз и отличаются от клитик тем, что обладают как свойствами проклитики, так и свойствами энклитики:  Ну так?  \nút ə k\  . Кроме того, характерной особенностью безударных корней является несоблюдения правил редукции: в первом примере по правилам  редукции на месте шва должно стоять  \â\  . Отмечу здесь же, что по формальным критериям, приведенным выше, когда неядерные случаи относятся к определенному классу морфем на основании исследования их синтактики, например, возвратная морфема { СЯ } должна рассматриваться как клитика, поскольку ее  расположение в фонетическом слове – после флексии – по синтактике совпадает именно с позицией клитических морфем. Ее неотделимость от корневого грамматического слова объясняется грамматической идиоматизацией, а не конструктивными свойствами морфемы. То же можно сказать и о морфеме { ЖДЫ } в дв + а #  жды, тр + и #  жды   и т. д.: перед ней стоит нормальный показатель номинатива, следовательно, формально его позиция – позиция клитики в фонетическом слове.   #0## 0  ##0##  0  #  ##0##0##0  #  0  #  ##  #  0  #  ##0 Как видно из последней транскрипции, если заменить в этом тексте символы   морфемных классов   стрелками, указывающими на порядковую ориентацию морфов в фонетических словах, то мы увидим, что типы   границ между фонетическими словами легко исчисляются .  ##   ( служивый ## по # лесу )  ##0 ( прилетел ## уже ) 0##0 ( я ## еще ) 0##   ( уже ## пришел ) Границы между фонетическими словами в русском языке, таким образом , проходят в местах разрыва порядковой ориентации   там , где векторы ориентации «смотрят» в  разные стороны, или развернуты в сторону, противоположную нулевой позиции . Типы границ между грамматическими словами исчисляются так же легко. Нужно только позицию клитик   в клитических грамматических словах , как и позицию корней,   считать нулевой, поскольку в клитическом грамматическом слове они являются порядковым центром. В русском языке при этом границы клитик совпадают с границами клитических грамматических слов, поскольку клитики у нас не склоняются и не спрягаются. Но, например, в турецком языке, где клитики могут склоняться и спрягаться, это не так.   Из изложенного видно, что, кроме известных способов делимитации, к которым относятся чередования, отличающиеся по типу границ между классами морфов, пограничных классов морфов, типа флексий, и пауз, есть еще и способ делимитации, основанный на знании порядковых свойств морфов. Понятно, что композиты нарушают закономерности в автоматической расстановке границ между фонетическими и грамматическими словами, и что должен быть специальный оператор, отменяющий автоматическую расстановку границ. Для этого и вводится в русском языке О/Е, который я далее по его функции буду называть коннектором . Коннектор оставляет позиции стрелок в том же положении, но его семантика действует в местах разрыва векторов   способом, противоположным категориальному действию флексии. Поскольку естественным делимитатором   в русском языке являются именно флексии , О/Е занимает их место . Думается, что не только термин ИНТЕРФИКС введен без   достаточных на то оснований, но и вот этот   тезис : « Такие морфы указывают на связь как самих простых основ, так и тех значений, которые в них заключены»   мало того, что малопонятен, так еще и не   верен ни в какой интерпретации. Единственным способом, которым можно понять приведенное выше предложение, является тот, по которому О/Е служит чем - то вроде показателя семантико - синтаксических отношений между основами. Но это истолкование не проходит, поскольку по чисто семиотическим законам для исполнения такой роли суффикс О/Е должен быть противопоставлен каким - то другим суффиксам, обозначающим противопоставленные данному семантико - синтаксические отношения. Действительно, в определенных морфологических конструкциях некоторую альтернативу ему составляет нулевой коннектор. Но при наличии дублетов типа детприемник (7000 употреблений в  Яндексе) и детоприемник (1000 употреблений в Яндексе в текстах солидных изданий типа Коммерсанта, новостных агентств и т. д.) в это утверждение мало верится.   Следует обратить внимание на то, что основа, вступающая в союз с другой основой для создания сложного грамматического слова теряет существенную часть - грамматический показатель. Грамматический показатель служит в русской   словоформе   для обозначения синтаксического отношения между этой   словоформой   и какой - то другой словоформой (группой). Элиминация показателя синтаксической связи   уже сама   по себе означает, что данная основа исключается из лексико - синтаксической структуры и переходит во внутреннюю морфолого - синтаксическую структуру грамматического слова, делегируя свои права в лексико - синтаксической структуре всему композиту. Эта операция  сопровождается еще одной: основа теряет лексическую самостоятельность, что выражается в элиминации лексической границы словоформы. Обозначение операции, которая устраняет лексическую границу словоформы, я и предлагаю в качестве семантики суффикса О/Е.   Теперь все совпадает: О/Е - суффикс, который обозначает отмену делимитации, отмену лексической границы между основами и элиминацию основы из лексико - синтаксической структуры.   3. О фонологическом   статусе   О/Е . В дальнейшем для морфологического представления рассматриваемого суффикса будет использоваться символ {O} conn .   Фонологический статус суффикса {O} conn   определяется его аллофонами. Показательными при этом должны быть позиция после гласных, после парных твердых   согласных, после мягких, после непарных шумных согласных и после  \j\  . С просодической точки зрения ‒ полноударная, побочноударная,   первая предударная позиция, вторая и более предударная позиция, заударная позиция .   Полноударным, как это было показано в РГ 1980,   коннектор бывает лишь в ограниченном числе типов   композитных конструкций с односложными корневыми морфами ({ МЕТР }, { ГРАФ }, { ЛОГ } и др. ) в качестве второго компонента и нулевым агентивным суффиксом, имеющим значение деятеля или ( измерительного ) прибора , например: историóграф, комедиóграф анемóграф, библиóграф, барóметр, калибрóметр  ,  мнемóметр, нефелóметр, термóметр, биóлог, спелеóлог, графóлог, палеонтóлог . Менее продуктивны { БУС }, { ПОЛЬ }, { ЛИЗ }: автóбус, микрóбус, гидрóбус, аэрóбус, гидрóлиз  , автóлиз, пирóлиз, плазмóлиз, пневматóлиз, акрóполь, некрóполь   (названия городов Севастóполь, Симферóполь , где { ПОЛЬ } восходит к греческому πολις   (схема ударения здесь ,   однако ,   неустойчива ,   ср. Стáврополь ,   Н ’ икополь)) ,   и    Чистóполь, где { ПОЛ ’}  ‒    тот же корень, что в лексеме ПОЛЕ ).  Что касается полноударного аллофона после мягких согласных, то в интернете пока нашелся   единственный   композит с последним компонентом -  метр   с мягким гласным перед коннектором: жестеметр . Его шуточное толкование ‒ ‘ прибор, измеряющий уровень окружающей жести ’ . Ударение там поставлено не было. Однако у названий приборов с {O} conn , насколько мне известно, просодическая схема исключений не имеет , ударение всегда падает на коннектор. Не ясно из текста, обозначала ли буква «е» в этом случае саму себя или « ё ». Небольшой эксперимент показал, что, если построить искусственные названия приборов с мягкими согласными   перед полноударным {O} conn , то   большая часть информантов   склоняется к тому, что под главным ударением будет стоять  \ó\  , а не  \é\: * днёметр   (прибор для измерения дней), а не * днéметр , * пнёметр   (прибор для измерения пней), а не  * пнéметр , *  лжёметр   (прибор для измерения лжи), а не  *  лжéметр , *  ремнёметр   (прибор для измерения ремней), а не *  ремнéметр , * напряжёметр   (прибор для измерения напряженности отношений), а не * напряжéметр . Следует, однако сказать, что *  лжёметр   и * жестёметр   вызывали у информантов больше неприятия, чем прочие подобные примеры.   В позиции с побочным ударением после мягкой согласной {O} conn ,   хоть и редко, но фиксируется. В основном, это случаи, когда в первой основе остаются одни согласные, например,  льдòобразовáние 4  ,  льнòволокнó, днòуглубˊитель, снòтолковáние  ,  ртòсмыкáтель, ртòоткрывáтель . После мягких   и непарных твердых   в этой позиции встречается только   /е/: пнèкорчевáтель, лжèсвидéтельство, лжèакáция, лжèкувшˊинка,  лжèнаˊука, лжèпрорóк   и др . В других случаях под побочным ударением может оказаться и  \  о  \, и  \  е  \, ср. трˋёхходóвка, трˋёхрублёвка, трˋёхдюймóвый, четырˋёхсóт,   4   Этот пример, нарушает правило, которое у И. Б. Иткина сформулировано так: «перед соединительным гласным - о - в композитах беглый гласный сохраняется в односложных основах, первый согласный которых ‒ сонант, а второй ‒ шумный, и выпадает в прочих случаях». Видимо правило это сложнее.  
Related Search
Similar documents
View more
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks
SAVE OUR EARTH

We need your sign to support Project to invent "SMART AND CONTROLLABLE REFLECTIVE BALLOONS" to cover the Sun and Save Our Earth.

More details...

Sign Now!

We are very appreciated for your Prompt Action!

x